Созерцающий . Eternal Cosmos

«Я смотрю не так, как смотрит человек; ибо человек смотрит на лице, а Господь смотрит на сердце» (1 Цар 16, 7)
 
Как и все другие живописные работы Леонида Л. Смирнова, эта картина столь же сложна по своему замыслу и не менее фундаментально символична. Однако, это полотно несколько отличается от других. На картине нет ни того откровенно выраженного «жизнерадостного оптимизма», который наполняет его работу, названную «Утро». Но также нет и того почти безнадежно трагического отчаяния, столь ощутимо выраженного в другом его произведении «Автопортрет». По сравнению с ними «Созерцание» – более двойственно из-за заложенной в картину неоднозначной философской и эмоциональной тональности.
 
Рельефные быстрые мазки, положенные плотным толстым слоем краски, придают картине почти стереоскопическую данность. Живописец разделил композицию на две неравные по своей смысловой наполненности половины, где нижнюю часть полотна заполняет громадная полусфера тревожно вздувшегося океана. Из него выступают острые гребни, то ли лишенных всякой жизни семи скал, то ли схематически обозначенных, неведомых ботаникам фантастических растений.
 
С древнейших времен люди интуитивно ощущали, что днем на них смотрит солнце, а ночью – Луна и звезды. Полагали, что за ними наблюдают облака, море, пустыня и степь, лес и даже одинокое дерево. Им было знакомо иррациональное чувство, что космическая темная бесконечность также рассматривает каждого человека.
 
Она – безóбразная, то есть: лишена всякой, как постоянной, так и временной формы, но в ней потенциально содержатся все визуальные проявления доступного зрительному восприятию людей и вечно их созерцающего сверхъестественного Разума. Он в виде громадного, соизмеримого по своим масштабам с Землей, сверхчеловеческого Лика возник над нашей планетой в верхнем секторе композиции.
 
Он показан нависшим над водной гладью огромным, призрачным из-за своей слитности с небом, задумчиво-печальным и одновременно суровым Ликом, почти не выделяющимся из темного небытийного пространства космической бездны. Этот фантасмагорический надмировой Лик не имеет ничего общего с распространенными в средневековом искусстве изображениями вышедших из темноты призраков, которые далеко не всегда вели себя достойно. С XVI века предполагалось, что бесплотные привидения каким-то способом умели играть на музыкальных инструментах, водили по ночам шумные хороводы и даже завлекали в свой веселый круг живых людей.
 
Более внимательно рассмотрев картину, мы убеждаемся, что за нашей родной планетой и всеми ее обитателями, включая, по выражению поэта Нонна из Хнума, представителей «краткосущего люда», пристально и внимательно созерцает не некий бесплотный дух, а всевидящий, как Солнце и ночное небо, Космический Разум. Он временно и по только Ему ведомой причине принял доступный для людского зрения антропоморфный образ. Неподдающийся научному толкованию Космический Разум интересуется всем, и всем, что есть на Земле, управляет. Английский теолог Джон Донн в проповеди 1622 года учил, что Бог «смотрит за жизнью и превращениями каждой травинки и земляного червя, муравья, паука, жабы, гадюки».
 
Фигуры святых и праведников в византийском и древнерусском религиозном искусстве всегда статичны и бесстрастны. Хотя они и пребывают в мире, общаются с людьми, видят их радости и страдания, но сами не поддаются человеческим эмоциям и их воспринимают как нечто преходящее и малозначительное. У Леонида Л. Смирнова Внеземной Интеллект показан традиционно для восточно-христианской церковной иконографии, трактующей человека Божественной Личностью, которая также отрешена от физического времени и чужда суетным проблемам существующих в нем людей.
 
Символика Лика, заполнившего почти все видимое на картине небо, очень богата. По толкованию Иоанна Дамаскина, лицо Бога (в Нем мы подразумеваем Космический Разум) символизирует Его проявление и обнаружение в делах. Другие мистики считали, что глаза Бога обозначают Его духовную силу, которая размышляет и постигает. Ноздри символизируют охранительную и оживляющую силу, а рот и уши – это материальная мощь Создателя, проявившаяся в низшем мире людей. Согласно Талмуду, ветхозаветный первочеловек был исполином ростом в тысячу локтей. В его черепе, как в пещере, можно было спрятаться, в чем проявилось еще не утерянное богоподобие недавно созданного Адама. Сотворенные Богом «из земли» животные и птицы окончательно приобрели право на существование только после того, как Адам дал им имена (Быт 2, 19-20).
 
Крест – это знак вечной духовной жизни и его схематический контур выступает на лице Созерцателя. Мистический крест образован вертикалью носа и горизонталью обрамленных куполообразными дугами бровей. Совокупно они напоминают взлетающую птицу, что еще больше усиливает связанную с крестом символику Лика. В старых трактатах в фигуре парящего в небе орла видели олицетворение столь же неподвижно повисшего над Землей креста. Такой мистический крест отчетливо просматривается на лице наблюдающего за человечеством Космического Разума.
 
Незримое присутствие в нашем мире Иного проявилось и убедительно звучит не только в живописи и философско-мировоззренческих литературных раздумьях Леонида Л. Смирнова, но и в его личной судьбе. По предположению художника, он не раз соприкоснулся с Иным, а однажды – тактильно, и даже болезненно,. Или Оно настолько приблизилось к нему, что на теле художника навсегда остались три непонятно каким образом возникшие небольшие точки.
 
Такие точечные отметины, как редкое проявление эманации внеземного, изображаются на телах индуистских богов и встречаются на фигуре Девы Марии. Они отмечают Ее космоизбранность, физическое и духовное целомудрие, а также, исключительно высокие моральные и гностические качества. Таинственные и даже устрашающие стигматы – кровоточащие раны на ладонях, ногах и боку католических мистиков, повторяющие те увечья, которые были нанесены распятому Христу палачами, - также  могут быть восприняты клеймами или «точками», поставленными Иным на своем избраннике. Вполне вероятно, что именно через такие точки – отверстия космическая энергия проникает в избранного ей человека.
 
Загадочный Лик только что материализовался из космической тьмы и с любопытством смотрит на Землю. Созерцающий землян Разум может быть довольным и благосклонным к ее обитателям, но из-за нередко встречающегося «социально безответственного» их поведения Он может быть озабоченным и становится грозным. В древнерусском апокрифе «Об Адаме и Еве» согрешившим прародителям Бог дал семьдесят две болезни. Столь же суров лик Христа-Судьи на средневековых изображениях Страшного Суда, и таков Созерцатель на картине Леонида Л. Смирнова.
 
Из глубин Космоса падают на Землю лучи или потоки, рожденные в его недрах спасительной или губительной энергией. На картине, как и в обыденной жизни, мы ее не видим, но она постоянно вырывается из принципиально неотделимого от Космоса, созерцающего нас Лика. Не показанные, но мощные, как солнечные протуберанцы, выбросы, извергнутые Его глазами, а также, не обозначенное, но семантически подразумевающееся дуновение, исходящее не только из его приоткрытых уст, но и всего образа, настолько взволновали водную гладь океана, что на нем образовался четко выписанный художником след мерцающей ряби.
 
Этот след – светлый и наполнен надеждой. Он, как мифический, трудно проходимый для умершего мост, соединяет Небо и Землю. След на водной поверхности – мимолетен,  но семантически перекликается со следами несравненно более стойкими, навечно вдавленными в скалы, которые изобразил художник на картине, также включенной в настоящий альбом. И те, и другие следы образуют воображаемую дорогу, которая, повинуясь воле Космического Разума, должна привести к Нему каждого, вступившего на нее.
 
Однако все не так просто, как может показаться на первый взгляд. По законам неочевидного художественного мышления, на картине Леонида Л. Смирнова происходит космическая драма противостояния Вселенского Добра и равного ему по силе Зла. Совсем как на средневековых картинах, где вокруг мистической лестницы спасения, по ступеням которой поднимаются к Божественному Лику христианские праведники, носятся отвратительные демоны и вышедшие из Ада черти. Они пытаются скинуть с лестницы тех, кто еще не полностью освободился от земных заблуждений и не достоин стать райским насельником, где нет места вульгарным и фактически ничем не отличающимся от животных человеческим страстям. Согласно епископу Аврелию Августину, в земном Раю даже сексуальные контакты совершались без сладострастия, «подобно тому, как соединяются руки».
 
Нечто похожее, только не в столь наивно-упрощенной трактовке, происходит и на рассматриваемой картине. При разговоре о других живописных творениях Леонида Л. Смирнова уже отмечалось, что все попаляющий адский огонь, в отличие от земного пламени, не светится. На картине он старается незаметно для шествующих по водному следу душ свернуть их с пути спасения. Уже упомянутые «скалы» или «растения», скорее всего, являются принявшими их видимость языками черного смердящего пламени вселенского Зла. Когда Макарий Александрийский, сопровождаемый двумя ангелами, увидел разлагающийся труп и отошел в сторону, то ангелы затыкали нос, когда приближались не к мертвому телу, а к Макарию, так как его грехи пахнули хуже, чем труп.
 
Только эти усилия Зла – тщетны. В Библии сказано: «На врагов моих смотрело око мое» (Пс 53, 9), но оно также «будет смотреть на людей» (Иов 33, 27). Лик на картине Леонида Л. Смирнова внимательно наблюдает за людьми и за теми силами, которые стараются сбить их с пути спасения. От грозного взгляда Космической истины силы Тьмы бегут, и художник показал как одно «пламя», или один из им олицетворенных смертных грехов, уже исчезает из изобразительного поля композиции.
 
Выдающийся представитель еврейского эллинизма философ Филон Александрийский, учение которого повлияло на раннехристианскую идеологию, много рассуждал о пользе созерцательной жизни. Добровольное удаление от мирской суеты иудейских ессеев и терапевтов, которые селились в малодоступных гористых или пустынных областях Палестины и Египта, вызывало у них религиозный экстаз. Мы с большой долей правдоподобия можем вообразить, как в ночном небе среди ярко сверкающих южных звезд они видели величественный Лик. В воображении близких к ним христианских анахоретов и монахов, а может и не только в воображении, появлялся Создатель и Вечный Хранитель нашего мира. Его частицей ощущали себя многие поколения ушедших во тьму веков созерцателей, и интуитивно это понимают духовно одаренные современные люди.
 
Тот, кто на сколь ни будь продолжительное время задерживается перед картиной, невольно становится почти таким же древним созерцателем. Не только в момент пребывания перед изображением Лика, но и при воспоминании о Нем, Космический Разум находится перед человеком, медитативное созерцание которого его облагораживает. Ведь, как писал Павел Флоренский, не только мы смотрим на икону, но изображенный на ней также смотрит на нас.
 
Тем самым, настоящее полотно, несмотря на свою живописную однорядность и смысловую совместимость с другими работами Леонида Л. Смирнова, все-таки по силе своего психологического воздействия несколько от них отличается. Художник, не попав в сети упрощенного псевдообъяснения и не поддавшись искушению сотворить ложную богоподобность, уже почти вплотную приблизился к эстетическим и идеологическим принципам православной иконы и, не удивительно, что написанный им Лик весьма близок иконографическому образу Христа. По Его воле воскресший Лазарь «выскочил из гроба, как лев из логова идущий на охоту, как летящий орел; всю немощь преодолел во мгновенье ока» (древнерусский апокриф «Слово о сошествии Иоанна Крестителя во Ад»). Живописец напоминает нам, что по воле возникшего на горизонте Разума также будут низвергнуты законы физической природы, и люди станут духовно бессмертными.
 
Христос или проявившийся в Нем Космический Разум удалился от нас две тысячи лет тому назад. Но Он не ушел в те неведомые небесные сферы, где земная жизнь и мирские проблемы не представляют никакого интереса. Вопреки сомнению, высказанному в минуту душевной слабости святой Тересой Авильской, которая удивилась, как «Бог может сообщаться из такого удаления со столь отвратительными земными червями», каковыми ей виделись люди, Разумная Вечность, именуемая нами по-разному, постоянно созерцает за нашим прошлым, настоящим и будущим, которые для Подлинной Реальности являются ничем и никогда не раздробленным «теперь».
 
Надвременной и надпространственный Лик видел каждого из людей, а значит и вас, уважаемый зритель, при рождении, Он видит вас сейчас, и Он будет смотреть на вас в последнюю минуту вашей жизни.
 
Мы никогда не пребываем в одиночестве, и в этом главная тайна феномена жизни.
 
Если даже, по словам швейцарского религиозного писателя Франциска де Саль, обитатели Земли выглядят как совсем не привлекательный «нарыв на теле этого мира и водосточный желоб неблагодарности и беззакония», то всегда они могут надеяться на получение помощи от Божественных или, что одно и то же, Космических Сил.
 
Взгляд Космического Созерцателя формировал бесчисленные поколения ученых и философов, поэтов и художников. Все они, несмотря на далеко не всегда тихую и праведную жизнь (вспомним приключения и поступки итальянского художника и золотых дел мастера Бенвенутто Челлини), благодаря направленному на них вниманию Созерцателя, стали творцами. Три загадочные отметки на теле художника Леонида Л. Смирнова – это знак его более, чем у других, развитой готовности к контакту с Космическим Разумом и к мотивированному Им поведению. Хотя эти своеобразные «тамги» скорее всего и не являются свидетельством его уникальной или совершенно особой «космоизбранности», именно они, еще на заре его становления как творческого человека, наделили его даром и литератора, и живописца.
 
Не исключено, что неведомые способности и сила к их реализации, внезапно, как удар некой незримой молнии, выжегшей три точки на теле художника, низойдут и на зрителей его полотна. Автор картины искренне желает этого зрителям, он и написал картину как свидетельство о возможности чуда.
 
Молниеносное информационное или «эмоциональное убийство», как и «смерть» во время таинства крещения, неизбежно приводят к нравственному и духовному очищению и просветлению. Очутившийся в невидимом «водопаде» все возрождающей энергии Космического Наблюдателя, Ветхий человек превращается в Нового. А страдающий от непонимания своего места в Мироздании землянин, обращается в умиротворенного гностика, для которого проблема одиночества перестала существовать. Хотя чаще всего он и не догадывается, Кто конкретно управляет миром и им самим, но уверен, что Иное реально существует.
 
Как реально существует Ничто, которое есть Все.

Copyright © Eternal Cosmos
E-Mail: post@leonidsmirnov.ru
Creator: Aaabsolute.net

lf Продажа мягкой черепицы katepal. Мягкая черепица katepal . © Виза в финляндию пакет документов. Виза в финляндию консул . +
xp
+